Онтология тревоги

Актуальность темы Проблема страха вызывает давний глубочайший интерес, восходит корнями к самым первым попыткам осмысления человеком собственной конечности, затронутости этим событием и осознания бессилия и растерянности перед ним. Подлинный страх возникает тогда, когда само существование для человека становится проблемой, когда человеческое самосознание открывает человеку его межмирность, открывает ему самого себя, как вечного странника, уединенного и объятого страхом. Хотя практически все философские школы и направления, так или иначе, рассматривали проблему страха в рамках соответствующих мировоззренческих систем, задача самоопределения страха в качестве онтологического феномена остается актуальной. Это связано с тем, что рационалистическая традиция мышления, стремящаяся к обнаружению истины, как знания, находящегося вне сознания, рассматривала страх, лишь в качестве случайного момента, психологизма, одного из других человеческих аффектов, эмоций страстей, сферой действия которых является душевное. Более того, преобладающим являлся анализ отдельных форм и проявлений страха. Однако, вполне очевидно, что понимание природы, смысла страха невозможно проработать и раскрыть полностью, исходя из анализа какого-либо отдельного вида или отдельного аспекта, как нельзя средствами отдельного научного знания разобраться в структуре данного сложного феномена.

Рейтинг блогов и записей Живого Журнала

Подобно тому, как в русской философии этого времени развивались проблемы смысла жизни и свободы, религии и нравственности, в этих философских направлениях центральными проблемами были проблема человека, его сущности и существования. Бытие имеет статичное состояние и отождествляется с чем-то холодным и неживым. Жизнь — это становление, движение, созидание, творчество, деятельность, самовыражение человека. Жизнь — это и основа бытия, и человеческая жизнь.

Она ассоциируется с потоком реки, водопадом, брызгами и искрами.

Онтологические прогулки. Комментарий | страх и трепет, даже не понимая природы своего страха. Природа страха нечистота, говорит Будда, и нечистые всегда будут испытывать страх по тому или иному.

Отсюда все сущее понимается из релятивизации Я человека: Тем самым снимается вопрос о сущем как сущем. Сущее лишь как оно для меня существует, мне дано, мной понято. . У Хайдеггера, согласно Гартману, в основе его онтологии лежит не познавательное отношение, а в широком смысле понимающее жизненное отношение, отношение действия человека к миру, в котором смешиваются бытие и данность бытия. Хайдеггеровский анализ — это определенное понимание духовного бытия, в котором лишь индивидуум и его частные решения остаются правыми; все общее, принятое, традиционное исключается.

Надындивидуально духовное, всякий объективный дух, благодаря односторонности экзистенциального анализа, лишается права на существование. Это воззрение, замечает Гартман, не только обесценило все самое лучшее, что дала немецкая философия в период ее расцвета от Канта до Гегеля , но и сделало непонятным высший слой бытия — исторический дух, а так как все слои бытия взаимосвязаны — непонятным и другие слои бытия.

Анализу различных аспектов бытия в критической онтологии предпосылается всесторонний анализ категории сущего, что само по себе представляет большую ценность, поскольку такой анализ отсутствует в других онтологических концепциях. То или другое понимание сущего имеет всякая философия. Множество воззрений на сущее имеют в равной мере множество взглядов на бытие. С позиции наивного взгляда сущее — вещь, соответственно бытие — вещественность.

Такой взгляд легко опровержим, ибо уже органическое бытие не есть вещественность, не говоря о душевном и духовном бытии.

Ведь если бытие описывается с помощью таких понятий, как жизнь, или процесс, или становление, то с онтологической точки зрения небытие — столь же основополагающая категория, как и бытие. Говоря о мужестве как о ключевом для понимания самого-бытия понятии, следовало бы отметить, что, открыв этим ключом дверь бытия, мы обнаруживаем за этой дверью и бытие, и отрицание бытия, а также их единство. Небытие — это одно из самых трудных и самых употребляемых в философии понятий.

Парменид сделал попытку устранить это понятие как таковое. Но ради этого он был вынужден принести в жертву жизнь.

Наиболее полно экзистенция предстает переднами через такое первичное базисное переживание, как страх перед смертью. Осознавая свое.

Неэкзистенциальная тревога, следствие случайных происшествий в человеческой жизни, упоминалась лишь мимоходом. Теперь пора рассмотреть ее систематически. Разумеется, онтология тревоги и мужества, представленная в этой книге, не может претендовать на то, чтобы предложить психотерапевтическую теорию невротической тревоги. Сегодня обсуждается множество таких теорий; некоторые ведущие психотерапевты, и прежде всего сам Фрейд, создали разные интерпретации тревоги.

Однако у всех этих теорий есть общий знаменатель: Все эти конфликты — бессознательные, подсознательные или сознательные, будь то непризнанные или признанные дают о себе знать в кратковременных или продолжительных состояниях тревоги. Как правило, основополагающим считается какое-либо одно из этих объяснений тревоги. Практики и теоретики психоанализа пытаются найти основополагающую тревогу не в сфере культуры, а в сфере психического. Однако, как кажется, большинству этих попыток недостает критерия для различения между основным и производным.

Каждое из этих объяснений указывает на реальные симптомы и основополагающие структуры. Но так как изучаемый материал очень разнообразен, то выделение одной из его частей в качестве наиболее важной, как правило, оказывается неубедительным. И это не единственная причина того, что психотерапевтическая теория тревоги, несмотря на все ее блестящие идеи, оказалась несостоятельной.

ПРОБЛЕМА страха В ФИЛОСОФИИ С.КЬЕРКЕГОРА

Почти все знают, что живем мы"не хлебом единым". На этот вопрос большинство, за исключением верующих, затрудняется с ответом. Что означает в полном смысле"питание словом", мы объясним для незнающих несколько позже. Но здесь обращает внимание на себя сам феномен восприятия текста. Ведь большинству из нас хорошо знакома первая строка.

Статья"Диалектическая онтология Г. В. Ф. Гегеля и смысловое поле Раб трепещет от безотчетного страха, господин рефлектирует над собственным .

Страх, как феномен индивидуального сознания, есть трагический страх, именно потому, что бытийствование носит трагический характер. Но вместе с тем, страх несет конструктивное значение, которое заключается в том, что страх открывает исходную целостность, единство сознания, которая есть его сущность."" . , , . , , , . Философия Библиографическая ссылка на статью:

Наша Душа. Онтология психической реальности

Тревога не является таким же аффектом, как удовольствие или печаль. Она, скорее, представляет онтологическую характеристику человека, уходящую корнями в само его существование. Это не периферическая угроза, которую я могу принять или нет, или реакция, которую можно классифицировать наряду с другими реакциями. Тревога — это всегда угроза основам, центру моего существования. Тревога — это переживание угрозы приближающегося Ничто []. Курт Гольдштейн внес большой вклад в понимание тревоги.

Хотя проблемы, связанные с феноменом страха, так или иначе, рассматривались в ряде работ, посвящённых изучению онтологических феноменов.

Подлинный страх возникает тогда, когда само существование для человека становится проблемой, когда человеческое самосознание открывает человеку его межмирность, открывает ему самого себя, как вечного странника, уединенного и объятого страхом. Хотя практически все философские школы и направления, так или иначе, рассматривали проблему страха в рамках соответствующих мировоззренческих систем, задача самоопределения страха в качестве онтологического феномена остается актуальной.

Это связано с тем, что рационалистическая традиция мышления, стремящаяся к обнаружению истины, как знания, находящегося вне сознания, рассматривала страх, лишь в качестве случайного момента, психологизма, одного из других человеческих аффектов, эмоций страстей, сферой действия которых является душевное. Более того, преобладающим являлся анализ отдельных форм и проявлений страха.

Однако, вполне очевидно, что понимание природы, смысла страха невозможно проработать и раскрыть полностью, исходя из анализа какого-либо отдельного вида или отдельного аспекта, как нельзя средствами отдельного научного знания разобраться в структуре данного сложного феномена. Наиболее эффективным в этом плане будет являться социально-философский подход.

Страх есть один из основных феноменов человеческого существования, противоречивый и динамично изменяющийся. В современной ситуации трансформации общественного устройства и сопутствующего ей распада этико-правовых и культурных норм, олицетворявших разумность и целесообразность, возникают новые формы страха как, например, страх терроризма , новые сферы его воздействия.

Философская антропология как онтология психологии. Основные проблемы философской антропологии

Бытие и мужество В соответствии с условиями Фонда Терри эти лекции должны касаться вопросов религии в свете науки и философии. Это одно из важнейших понятий, помогающих осмыслить человеческую ситуацию. Мужество относится к сфере этики, но оно коренится во всем многообразии человеческого существования и в конечном счете в структуре самого бытия. В ходе диалога несколько первоначальных определений отвергаются. Тогда Никий, знаменитый полководец, делает еще одну попытку.

Тревога же, в отличие от страха, имеет онтологическое измерение, у нее нет ни объекта, ни предмета. Это просто угроза как таковая.

Вперед Поэтому напрасно некоторые логики отказывают небытию в понятийном характере и пытаются устранить его из философии, сделав исключение лишь для отрицательных суждений. Ведь тогда вопрос заключается в следующем: Каково онтологическое условие отрицательных суждений? Как устроена та сфера, в которой возможны отрицательные суждения?

Разумеется, небытие не есть понятие, подобное другим. Оно есть отрицание всякого понятия; но как таковое оно есть неустранимое содержание мысли и, как о том свидетельствует история мысли, наиболее важное содержание после самого бытия. Если задать вопрос о том, каким образом небытие соотносится с самим бытием, то ответ может быть только метафорическим: Основа всего сущего — это не мертвая тождественность без движения и становления, а живое творчество.

Эта основа творчески утверждает себя, вечно побеждая свое собственное небытие. Как таковая она есть образец самоутверждения любого конечного существа и источник мужества быть. Мужеством обычно называют способность души преодолевать страх. А ответ на вопрос о том, что такое страх, казался очевидным и недостойным дальнейшего расследования. Но в последние десятилетия глубинная психология, взаимодействуя с экзистенциалистской философией, четко разделила страх и тревогу и дала более точное определение каждому из этих понятий.

Что такое философия и как она может помочь преодолеть страх смерти?