Мигель де Унамуно (120 цитат)

Вовсе не так уж верно, что человек не знает самого себя. Я склонен думать, что человек перед судом своей совести скорее недооценивает себя. Но перед всеми остальными он свою глупость скрывает, и если чувствует себя дураком, то притворяется умным — а вдруг удастся кого-нибудь обмануть.

Унамуно Мигель де это:

Это и есть живое, или, как скажет Унамуно впоследствии, агонизирующее христианство. Но как раз этого-то качества - не бояться попасть в комическое, смешное положение - нам не достает больше всего. Устрашать нас тем, что мы смешны, - вот оно оружие всех презренных бакалавров, цирюльников, священников, каноников и герцогов, скрывающих от нас, где находится Гроб Безумного Рыцаря, над которым смеялся весь свет, но который сам не отпустил ни единой шутки.

Он был слишком велик духом, чтобы размениваться на остроты. Дон Кихот Унамуно - фигура трагикомическая, а это говорит о полноте, предельности трагизма, который она собой являет.

Человек умирает не от темноты, а от холода. Мигель де Унамуно Страх Таны стал чем-то живым. Он буквально вцепился ей в горло, когда красные.

Страх делает умных глупыми и сильных слабыми. Фенимор Купер Человек страшится боли, а не смерти. Неизвестный автор Из врагов наших часто следует бояться больше всего самых малых. Фоменко Люди, желающие внушить ужас, тем самым показывают, что они трусы. Ралф Уолдо Эмерсон Кто по горло сыт страхом, не голоден до впечатлений. Станислав Ежи Лец Как правило, ты боишься совсем не того, чего следует. Вантал Остерегайся же маленьких людей! Перед тобой они чувствуют себя ничтожными, и низость их тлеет и разгорается в невидимую месть.

Фридрих Ницше Берегись себя. Сергей Скотников Подозрительность, мнительность, страх - три источника мнимого горя. Нора Робертс Робость можно определить как боязнь порицания, стыд - как уверенность, что оно неминуемо. Неизвестный автор Если делаешь, то не бойся.

Статья представляет собой краткий анализ основных положений танатологически ориентированной философии М. Унамуно - соотношения идей человека, Бога и религии. Мигель де Унамуно является не только известнейшим испанским философом, основателем ветви испанского экзистенциализма, но также писателем, публицистом и общественным деятелем, представителем"Поколения"[1]. Исследователи философии Унамуно сообща отмечают интенсивность, с которой он парадоксально переживал проблему смерти.

Испанского философа очень удивляет, что другие стремятся избежать постановки данного вопроса.

Биография писателя и философа Мигеля де Унамуно; родился 29 сентября в Бильбао; умер 31 декабря в Саламанке.

При таких условиях возникает художественный мир, соотнесенный с внеположной реальностью, но имеющий собственную внутреннюю организацию и независимое существование. В своей работе"Демон теории. Литература и здравый смысл" А. Поскольку, как отмечает А. Так, в годы Ю. Лотман в своих работах писал о неустойчивости и размытости границ произведения, поскольку при их определении должны привлекаться многочисленные критерии и категории: Таким образом, текстуальные границы имеют тенденцию к расширению и к образованию бесчисленного числа связей.

Кортасаром и другими представителями постмодернизма, однако истоки его можно найти и у более ранних авторов. Мелкие разрозненные упоминания о нем встречаются у различных деятелей русской культуры первой половины века7, публикации переводов испанского автора8 в этот период немногочисленны. Лишь после года9 интерес к Унамуно начинает возрастать Существенная часть современных работ русских ученых посвящена его философским взглядам

О трагическом чувстве жизни

Он также был специфической реакцией, протестом против рационалистических принципов, всеобщности науки, общезначимости и т. Науке, объективности экзистенциалисты противопоставляют жизнь как первоначало, как принцип первичности субъективности, активности, свободы человека. Наряду с указанием на объективные тенденции современного общества, подавляющего субъективность, способствующего превращению человека в функцию аппарата, экзистенциалисты обвиняют также и Декарта, который де свел все связи с внешним миром к связям, дающим какой-то рационально учитываемый практический результат.

В итоге, бытие человека и стало восприниматься как определяемое извне, подчиненное получению пользы. Предтечей экзистенциализма является датский философ Сёрен Кьеркегор , по мнению которого суть человека составляют его внутренние переживания любовь, страх, отчаяние. Субъективность — вот истина; путь к истине — вера.

поэтике произведений Мигеля де Унамуно и Альбера Камю, образах героев, Им движет страх перед бесчеловечным лиризмом, согласно которому.

Номер страницы предшествует тексту на ней. Мигель де Унамуно Человек науки должен непрерывно сомневаться в собственных истинах. Хосе Ортега-и-Гассет Мигель де Унамуно и трагическое чувство жизни 1. После школы он поступил в университет, и через три года двадцатилетний юноша получил диплом доктора филологии по специальности баскский язык. В этом же году он начал преподавать испанскую литературу и писать собственные сочинения.

Кризис позитивистского и идеалистического рационализма и молчаливое отчаяние роднят Унамуно с Кьеркегором. Разум призывает смириться перед неминуемой смертью, а жизнь пытается вынудить разум удовлетворить собственные стремления. Унамуно лишили ректорства, сохранив, впрочем, за ним кафедру. Государственный переворот г. В феврале г. Унамуно был арестован и доставлен на остров Фуэртевентура Канары , откуда вскоре бежал во Францию.

Проза мигеля де унамуно

Вы ведь ясно сознаете, что цель нашего рождения - Ничто, что мы любим Ничто, верим в Ничто, трудимся не щадя себя, чтобы постепенно обратиться в Ничто Но мне не осилить эту вопиющую истину. Когда я обозреваю жизнь, то что есть конец всего?

Зыкова А.Б. Проблема общения в философии М. де Унамуно // История . чуждые классическому рационализму понятия «страха» и «трепета».

Но делать из этого вывод, что имеется врожденное и всеобщее желание потусторонней жизни, - это в высшей степени незаконная процедура. Как мы видели, многие первобытные народы, в том числе ветхозаветные евреи и гомеровские греки, считали, что за могилой находится несчастливый и мрачный подземный мир, где слабые тени усопших бродят в состоянии ничем не смягчаемой меланхолии. Естественно, народы с таким пониманием потусторонней жизни не обладали пламенным энтузиазмом, толкавшим их в жилище мертвых.

Они считали загробную жизнь далеко не привлекательной неизбежностью и часто интересовались ею главным образом с точки зрения предотвращения вреда, который духи усопших могли нанести живым, а иногда глядели на нее просто со скучающим равнодушием. Вполне вероятно также, что в некоторые периоды и среди некоторых народов выделение человеческой индивидуальности было недостаточно значительным для того, чтобы заставить казаться гарантированным для среднего человека блестящее бессмертие.

Что касается верований в потустороннюю жизнь у буддистов и индуистов, то в этом отношении имеются значительные разногласия между учеными и даже между самими приверженцами буддизма и индуизма. Одна группа утверждает, что конечная цель нирваны - это полное угасание или поглощение индивидуальной личности; другая группа - что это состояние сознательного блаженства, которое можно сравнить с христианским блаженным лицезрением бога.

Каково бы ни было правильное толкование, несомненно, что миллионы буддистов и индуистов ожидают своих последовательных перевоплощений с ужасом и отчаянием, ни на что не надеясь больше, кроме как на полное уничтожение своего собственного"я". Верований и чувств одних этих представителей Востока было бы вполне достаточно для доказательства того, что не существует никакого врожденного и всеобщего желания бессмертия. Однако в поисках доказательств этого нам не нужно выходить за пределы христианского Запада.

Даже в средние века, великие века веры, мысль о потустороннем существовании вызывала у большинства людей скорее приступы страха, чем экстазы радости; они вызывали состояние меланхолического примирения с неизбежным, а не бьющую через край радость предвкушения блаженства. Предполагаемое извечное стремление к бессмертию - это всего лишь красиво звучащая фикция, которая кажется весьма вероятной, поскольку она в какой-то мере приближается к настоящей правде.

Ибо мы, по-видимому, можем считать всеобщим законом положение, гласящее, что в каждом нормальном человеке, если идея бессмертия достаточно прочно войдет в его сознание и противодействующие силы образования и разума не слишком могучи, можно стимулировать желание достойного бессмертия. А это означает, что стремление к потустороннему существованию есть стремление, только потенциально присутствующее в каждом человеческом сердце, поскольку оно не становится действительным, пока ему не предложат соответствующим образом надлежащий вид существования после смерти.

Унамуно Мигель - О трагическом чувстве жизни

И на этот путь приводит его не что иное, как Любовь. Сердце Унамуно было занятым, Испания была дамой его сердца. Его любовь к родине вовсе не была слепой. Он ясно видел и Испанию теневую, Испанию лени и зависти, нищеты и невежества, одним словом, Испанию тления, противоположную Испании воскресения. Но прекрасный и истинный образ Испании всегда царил в его сердце, и, как и подобает странствующему рыцарю, он служил ей верой и правдой и готов был сразиться с каждым, кто усомнится в том, что она - Прекраснейшая.

Мигель де Унамуно (перевод С. Гончаренко). ***. Я скоро буду сослан смертный страх унесен, скоро приснится страх. Если в руках.

10 марта г. Санкт-Петербург хоронил Петра Великого. Это была грандиозная, невиданная ранее церемония, участники и зрители которой были подавлены мрачной красотой происходящего. Траурные звуки множества полковых оркестров, глухой рокот барабанов, слаженное пение нескольких сот певчих, плач тысяч людей, звон колоколов - все это периодически заглушалось пушечными выстрелами, следовавшими один за другим с паузой в одну минуту на протяжении нескольких часов.

Это был как бы исполинский метроном, внушавший присутствующим, по словам архиепископа Феофана Прокоповича - участника и летописца похорон, -"священный ужас". Но разглядывая печальное шествие, траурные одежды, красочные гербы и флаги, опытный глаз французского посланника Ж. Кампредона не мог не заметить одной важной детали: И что больше всего возмутило знатоков протокольных тонкостей - это то, что 9-летний внук Петра , прямой потомок московских царей, шел даже после двух сестер Нарышкиных и жениха старшей дочери Петра, Анны Петровны, - голштинского герцога Карла-Фридриха.

Подобная расстановка участников траурного шествия, конечно, не была случайной, как и то, что великому князю не нашлось места среди ближайших родственников покойного во время церемонии погребения в Петропавловском соборе: Все это должно было демонстрировать те политические реальности, которые возникли после дворцового переворота в ночь смерти Петра, с 28 на 29 января года. Тогда в Зимнем доме, у еще не остывшего тела преобразователя России произошла острая политическая схватка.

В жестоком споре столкнулись две группировки знати:

Переводы из Мигеля де Унамуно

Унамуно не был в числе тех деятелей культуры, кто выступил в ——е гг. Все эти факторы не могли не сыграть своей роли: Сходная ситуация сложилась и в исследовательской литературе: Самое подробное и разностороннее исследование жизни и творчества Унамуно написано И.

Мигель де Унамуно-и-Хуго – испанский философ, писатель, Страх смерти довлеет над людьми, затерянными в тумане мироздания.

Прикосновением смерти завершается всё, и всё, чего она коснулась, становится Силой. Карлос Кастанеда Начнем с главного базального комплекса, корня человеческой формы - со страха смерти. Психология страха смерти - одна из самых интригующих тем в изучении внутренней жизни человека. Она неисчерпаема и так же плохо поддается изучению, как все базальные феномены психического бытия - сон и сновидение, внимание и восприятие, воля и мышление.

О смерти размышляли древние мудрецы и религиозные пророки, ей посвятили тома философы как древних, так и новейших времен - от Платона и Пифагора до Киркегора, Юнга и Грофа. Страх смерти был и остается предметом пристального интереса со стороны психотерапевтов, изучающих"феномен Человека" в его целостности - как, например, В. Кюблер-Росс с описанием"стадий встречи со смертью".

Однако, если в прежние века отношения человека со смертью наталкивали мыслителей на подлинные шедевры мудрости, то в последнее время эта проблема, как и все, касающееся экзистенции, по большей части рассматривается богословами и учителями жизни. Современная наука предпочитает отделываться общими рассуждениями, заимствованными у великих предков, либо топтаться вокруг частностей, которые именуют эмпирическими исследованиями.

Смерть, как и Жизнь, хранит свою Тайну, и наше отношение к смерти в полной мере отражает извечное остолбенение человека перед непостижимой Реальностью. С одной стороны, общим местом стала мысль, что"человек начинает жить подлинной жизнью, лишь осознанно принимая неотвратимость смерти".

Мигель де Унамуно-и-Хуго

Хотя и Унамуно, и Достоевский отталкиваются от Дон Кихота Сервантеса, видя в нем божественные и героические черты, некоторые акценты трактовки они расставляют по-разному. В то время как Унамуно предлагает новую трактовку персонажа и его поступков, не меняя, однако, факты, изложенные в книге Сервантеса, Достоевский создает новый образ, перенеся благородного безумца в век. , , , , . Литературоведение Библиографическая ссылка на статью: Многие писатели, попытались переосмыслить этот литературный образ, дав ему новую жизнь в своем творчестве.

Крупнейший писатель и мыслитель Мигель де Унамуно-и-Хуго а лишь тогда, когда личность побеждает страх и живет «по-донкихотски».

Подвижник, труженик и аскет, человек, полный любви и сострадания к каждому, он всего себя отдал прихожанам и после смерти стал почитаться как святой, но при этом сам не верил в то, что проповедовал. Похоже, что аналогичным сомнениям не был чужд и Унамуно, который в предисловии к роману"Туман", говоря о себе самом в третьем лице, как бы от имени своего героя, замечает: Отсюда же и отвращение к жизни у Леопарди после того, как его постигло крушение самой заветной иллюзии: , Распятый Христос, Именно поэтому они трудятся изо всех сил, осознавая, что главное заключается в том, чтобы жить ради другого, поддерживать человека, который оказался рядом с тобою, не уйти в себя и не потеряться в глубинах собственного одиночества.

У печали, которая так близка Мигелю де Унамуно, долгая история. Еще Августин заметил, что его современники остро переживали страх перед смертью и отвращение к жизни . Похоже, что одно вообще почти неотделимо от другого. Те же, кому удавалось не попасть в лапы двух этих чувств, жили в состоянии особой печали, очень острой, но вместе с тем светлой и не обессиливающей. Об этой печали лучше всего, наверное, рассказали в своих книгах Марк Аврелий и Боэций. Не чужда она и библейскому миропониманию.

В другом месте Псалтыри это чувство прямо называется"печалью души" -"Вскую прискорбна еси, душе моя, и вскую смущаеши мя" Пс. , , — так звучат эти слова в латинском варианте, который знал герой Унамуно.

Мигель Унамуно - О трагическом чувстве жизни

Мигель Унамуно - О трагическом чувстве жизни Кихотическая философия и религия - это, по словам Унамуно, не что иное, как народный испанский католицизм, которому присуще чувство трагического; и в образе Дон Кихота,"испанского Христа, в коем явлен весь глубочайший трагизм человеческой комедии, зашифрована и заключена бессмертная душа моего народа". Это и есть живое, или, как скажет Унамуно впоследствии, агонизирующее христианство.

И пророк кихотического христианства, явившийся во времена всеобщего безверия и пошлости, - это лицо, в реальном существовании которого"мы отнюдь не уверены", и"скорее подозреваем, что он фигура от начала и до конца вымышленная"; а к тому же, это"лицо комическое, всеобщее посмешище, представленное народу для потехи и поношения. Но как раз этого-то качества - не бояться попасть в комическое, смешное положение - нам не достает больше всего.

Мигель де Унамуно родился 29 сентября г. в Бильбао. После школы он . Человек больше, чем мышление, поскольку он еще и страсть, страх.

Все произведения Мигеля де Унамуно, написанные после кризиса г. Философские поиски Унамуно выходят за рамки его эссе и принимают форму нарратологических экспериментов с романной формой. Его философская система выстраивается вокруг вопроса о личном бессмертии. Желание жить вечно и разум, который говорит ему о неисполнимости этого желания, буквально раздирают Унамуно, но именно в борьбе этих непримиримых начал: Стремясь познать природу отношений человека и его Творца, Унамуно прибегает к воображению, как к последнему средству познания, и пользуется романом как макетом реальности.

, . . Поражение некогда великой державы в испано-американской войне года означало окончательный крах Испании как колониальной державы. По парижскому мирному договору она лишилась своих последних колоний на Американском континенте.

ROBUST - The last of the mohicans